Начнём рассказ с цитаты: "Хищник... ждёт, когда послышатся неверные "шаги" рыбки больной. Стоит рыбке "захромать" хоть на один плавничок, - щука тут как тут! Как на "Скорой помощи" прикатит!.. Прикатит - и хап рыбью болезнь... вместе с рыбкой". Действительно, многие из хищных рыб поедают в основном больных, ослабленных или раненых, способствуя естественному отбору и тем самым совершенствуя, оздоравливая рыбий род. Луфарям такого рода сентиментально-экологические прикидки с дальним прицелом совершенно не свойственны.

Луфарь самый яростный, диковинный в своей свирепости хищник Чёрного моря. На своём пути он уничтожает всех: хамсу, ставриду, сардину, скумбрию, окуней, ласточек, горбылей, сарганов... Одним словом, всех живых подряд, не справляясь о состоянии их здоровья. Если наскочит на стаю или косяк, беды не избежать. Подметили это люди давно, а может быть, и не подметили, если бы после луфариных пиршеств не плавала поверх воды масса раненых, искалеченных, перекушенных пополам рыб.

В книге Э. Р. Ричиути "Опасные обитатели моря" автор пишет, что иногда, загоняя стаю, в ужасе выбрасывающуюся на берег, сами выскакивают из воды вслед за нею. Дж. Браун Гудь в последней четверти 19-го века опубликовал статью, в которой утверждал, что луфарям свойственна не инстинктивная неуёмная жадность, а сознательная, осмысленная. Это, конечно, вряд ли. Однако некоторые в подобных утверждениях пошли ещё дальше. Издаваемый Массачусетским Одюбоновским обществом журнал "Человек и природа" предложил вниманию публики статью, в которой утверждалось, что "стая голодных луфарей способна заживо съесть пловца, оставив от него один скелет". Ричиути, перечитавший массу литературы о луфарях и защищая их, пишет, что они отнюдь не людоеды и что случаи нападения луфарей на купающихся нигде отмечены не были.

Охотятся луфари и в толще воды, и на её поверхности. Наиболее активно - по утрам и вечерам. Впрочем, в этом они не оригинальны. По наблюдениям Ж.-И. Кусто, очень многие хищники предпочитают кормиться именно в это время суток. Они только относятся к своим жертвам по-разному. Некоторые в промежутках между кормёжками мирно плавают рядом с теми, кем они насытятся завтра, а луфари и, насытившись, будут сечь и калечить рыбу. Наблюдали, как они, даже объевшись, выплёвывали изо рта добычу и хватали оставшихся, Могут так же наполовину уничтожив одну стаю, бросить её и устремиться за другой.

В Чёрном море исчезновение скумбрии начиная с 1967 года связывали именно с массовым нашествием луфарей из Средиземного моря. До этого времени Чёрное море если уж не изобиловало скумбрией, то во всяком случае её было много, и её ловили даже на "самодур", а потом вдруг как отрезало. Уловы самих луфарей с 1966 по 1969 годы занимали одно из первых мест. Английские рыбаки считали, что исчезновение макрели (скумбрии) у берегов Альбиона, примерно в то же время, что и у нас, тоже было связано с обилием луфарей в их водах.

--

Учёные Санди-Хунской морской лаборатории Национальной службы морского рыболовства Америки наблюдали в огромном аквариуме за охотой луфарей и всё засняли на плёнку. Выяснили, что при нападении косях хищников распадается, охватывает жертвы с флангов, расчленяя стаю на части. Каждый хищник догоняет рыбу, не спуская с неё глаз. Оказавшись примерно на расстоянии трети метра от рыбки, луфарь опускает нижнюю челюсть, поднимает голову и, оттопырив жаберные крышки, бросается на жертву. В ту же долю секунды, ещё не успев проглотить и не захлопнув пасть, луфарь хватал следующую рыбу.

Пожирает он свою добычу с такой быстротой, что проследить этот процесс поэтапно трудно. Замечено так же, что каждый луфарь отрывает от добычи (если она достаточно крупная) один или два куска, или откусывает хвост или голову, бросая остальное плавать на месте побоища. Вот почему после массовых луфариных бесчинств на берег и пляжи волны выбрасывают перекушенных, искалеченных рыб, наряду с хвостами и головами. Не удивительно, что именно за это луфаря прозвали "мясорубкой".

При высокой организованности стайной охоты можно было бы ожидать у луфарей какой-то сообразительности при охоте на них самих. Однако тут они не на высоте. Глуповатые. А. Загорянский, автор книги "Тайны подводного мира", пишет, что, встретив луфаря, убить его из подводного ружья проще простого. Он никак не может сообразить, что лучше всего удрать. Начинает суетиться на месте, подставляя под выстрел то один бок, то другой. Так же пассивно беспомощны они и в том случае, если косяк луфарей берут в охват и загоняют дельфины. Выстроившись в полукруг, дельфины спокойно кормятся кровожадными морскими корсарами - луфарями.

Совсем по-другому ведёт себя луфарь, попавшись на крючок. Тут уж он выкладывается сполна. Бьётс, отчаянно сопротивляется, пытаясь уйти, и требуются немалые усилия и время, чтобы он оказался в лодке. Случается, что борьба с крупным луфарём длится часами. Рыбакам надо иметь ввиду, что перекусить самую толстую леску луфарю ничего не стоит, поэтому поводки должны быть стальными.

Выглядит этот суперхищник так: тело сильное, по форме торпедообразное. Спинных плавников два, один из них колючий и укладывается в бороздку на спине. Второй - мягкий, анальный плавник в колючкой-шипом. Спина зеленовато-синяя или тёмно-серая с синим оттенком. Брюхо белое. Длина - 1-1,1 м, вес доходит до 20 кг. Глаза отменные, очень зоркие.

Съедобное от несъедобного отличают безошибочно, не то что акулы с чайниками и чемоданами в желудках. У луфарей в желудках всегда находили только рыбу. Рот у них большой, острейшие зубы на челюстях в один ряд. Половая зрелость в 1-2 года. Нерестятся с лета и до начала осени в открытых участках моря. Икра плавающая. В особо плодовитые годы икру луфарей можно было найти даже в прибрежных зарослях цистозиры. Молодёжь хищничает чуть ли не с "пелёнок". Восьми-десятисантиметровые луфарята уже гоняются за креветками и рыбьими мальками.

Зимуют луфари в Мраморном море. Нерестятся якобы только в Гвинейском заливе. Откармливаются у нас, в Чёрном море. В семействе луфарёвых всего один род и один вид. И хорошо, что один, а то бы несдобровать черноморской ихтиофауне. Мясо самого луфаря вкусное. Оно высоко ценится на мировом рынке, и луфарь у европейцев является объектом и промышленного, и спортивного рыболовства.

Называли луфаря в разных странах по-разному. В Болгарии - лафар, в Турции - луфер, в Италии - баллерино. Итальянцы, наверное, отдали должное луфариным прыжкам над водой в то время, когда они гонят добычу. Потому и баллерино.