Сократить пространство для коррупцииВы никогда не задавились вопросом - почему продажным депутатам и их подельникам из исполкомов на ЮБК удавалось торговать самыми «лакомыми» кусками коммунальной собственности? Вопрос, с моей точки зрения, риторический. Дело в том, что такие проекты протаскивались в скрытом от общественности виде. Скажете, как это возможно? Ведь у нас при исполкомах, в большинстве случаев, существовал общественный совет и в нем были представлены почти все общественные организации городов. То есть внешне соблюдены, как бы, все нормы приличия. Чуть что, всегда можно указать на этот совет и сказать, «но ведь они не возражали», то есть через своих представителей общественность города, как бы одобряла весь тот беспредел, который творился с коммунальной собственностью в городах. Так, а что общественный совет? У нас в Алуште его, просто, никогда не собирали. Нет, для проформы собрали один раз или два раза и на этом дело остановилось. Почему? Да, потому что , там все свои. Там собрались абсолютно безразличные люди, которым проблемы города до…фени. Возглавил эту структуру некто Климович П.А., верный сын горисполкома, которого делегировал в Совет местный Ротари клаб. Очень симптоматично- Ротари клаб возглавляет общественный совет Алушты. Очень похоже на анекдот, но самое смешное, что этот человек в гробу видел свои обязанности по руководству общественным советом. Вот таких послушных болванчиков назначал исполком для того, что бы те не мешали потихоньку, чуть слышно грабить родной город. К чему я завел эту длинную прелюдии. Мне кажется, что ручные общественные советы, возглавляемыми верными людьми вряд ли способны прекратить дерибан. Мне представляется, что мы должны сделать что-то для уменьшения пространства, в котором возможен незаконный отъем земли у граждан Алушты, помимо этой, казалось бы, весьма демократичной формы контроля за действиями администрации. Одна из идей заключается в том, чтобы понудить депутатов принять соответствующий регламент относительно особых зон в городе, в которых невозможно капитальное строительство, в которых невозможен отвод земли для короткой или длинной аренды, которые навечно объявляются рекреационной зоной Алушты и все, что мешает этому статусу должно быть безжалостно снесено, а если это не возможно по причине аренды, то наложить мораторий на использование объекта, или земли после истечения срока аренды. Все эти зоны должны быть обозначены на карте города с тем, чтобы любой, подчеркиваю, любой житель города мог видеть эти границы. Эта карта с условными и понятными обозначению должна висеть в коридоре горисполкома. Я только прошу не путать с генеральным планом застройки города, создать который, порой, мешают финансовые затраты, которые не под силу городскому бюджету. В Алуште был принят такой план еще в советские времена и вот депутаты со своими подельниками в исполкоме объявили его устаревшим, что, конечно, отчасти соответствовало действительности. Город вырос, но что касается центральной его части и прибрежной полосы, то они не изменились, не увеличились, не уменьшились, а, следовательно, генеральный план в отношении этих участков земли оставался в силе. Но когда генплан был объявлен устаревшим, а следовательно, недействительным, то основной упор на дерибан был сделан, как раз на ту часть коммунальной собственности, которая продолжала существовать с советских времен нетронутой, так, как ее защищал соответствующий документ. Нет, ждать нового генплана, это постоянно искушать слуг народа и инвесторов. Надо добиваться, чтобы на самых первых сессиях нового органа власти были приняты соответствующие регламенты относительно запрещения строительства, отвода земли, аренды в тех местах, которые являются курортными достоинствами Алушты. Карта с обозначением запретных для строительства зон должна висеть в самых публичных местах. Уверен, что мало найдется охотников посягнуть на то, что будет контролироваться всеми жителями и гостями нашего курортного города. Кроме этого необходимо, чтобы жители города в лице своих избранных представителей имели право вето на решения тех структур, у которых есть право распоряжаться частью земли, которая находится в городской черте. В данном случае, я имею ввиду контору, в ведении которой находятся берегоукрепительные сооружения. Не без ее участия возникли многоэтажные строения и капитальные сооружения на урезе воды в Профессорском уголке и на пляже «Порто маре» (бывш.»Юность»), что противоречило законам. И еще, надо добиваться того, чтобы общественный контроль за деятельностью администрации избирался не по указке чиновников, а создавался из достойных граждан не запятнавших себя с сотрудничеством с коррупционерами и способных работать принципиально и бескомпромиссно. Это должен быть настоящий народный контроль, обладающий авторитетом и весом в обществе, а не стадо послушных баранов, которые по команде своего пастуха готовы ринуться в бездну, увлекая за собой других.