Семья известного художника в Алуште попала в коррупционный скандалАлуштинские судебные приставы отказываются признавать постановление Госсовета Крыма, а чиновники — собственные решения, лишая людей жилья... В Алуште назревает очередной коррупционный скандал, в жернова которого попала семья известного крымского художника-скульптора Владимира Фурсова. Единственное жильё, которое он построил на официально арендованном у города участке, мэрия назвала в угоду заинтересованным лицам самостроем. На ЮБК Владимира Фурсова хорошо знают. При Союзе его выставки проходили в Германии, Франции, Финляндии и т. д. По просьбе горисполкома он безвозмездно подарил юбилейную скульптуру Алуште к 100-летию города. А сегодня на добровольных началах он спасает полуразрушенный памятник Горькому, разбитый во время последнего урагана. Ещё в 1999 году Фурсов обратился в алуштинскую мэрию с ходатайством выделить участок под строительство художественной мастерской, где он смог бы обучать одарённых детей, родителям которых не по карману художественные школы ЮБК. Правда, положительного решения он дождался только в 2003 году. При мэре Александре Нечаеве решением сессии художнику выделили в аренду участок в 0,0036 га за счёт земель винзавода совхоза-завода «Алушта» и 0,0020 га за счёт земель общего пользования Алуштинского горсовета. Договор аренды в целом на 0,0056 га прошёл государственную регистрацию, а участку в частном секторе на улице Таврической официально присвоили адрес. И что важно, Фурсов получил землеотвод, официально согласовав площадь участка со смежниками, которые поставили свои подписи в документе. Согласитесь, ничего в такой ситуации не предвещало проблем. И ради проекта мастерской, которую художник строит уже 16 лет, Фурсов продал своё единственное жильё и переехал с семьёй в строящееся здание. Сейчас здесь почти готовы выставочный зал, столярные мастерские и жилые помещения, сертификат соответствия выдал ГАСК и техпаспорт — БТИ. В этом доме живут дочь и две маленькие внучки художника, одной из которых всего четыре месяца. Примечательно, что соседи художника, так и не оформив свой участок, перепродали собранные документы новому «соискателю» — некоему Энверу Чабанову. Как-то так совпало, что неожиданно для Фурсовых после этого исполком обнаружил ошибку в своих решениях, которые касаются их участка. Якобы в одном из них (не в договоре аренды) сотрудница исправила площадь участка «штрихом», а печатью не заверила. В результате Фурсов как бы занял лишние 1,5 квадратных метра. Эти полтора метра наложения оказались на участке именно Энвера Чабанова, который оформил свою землю позже Фурсова на несколько лет, что само по себе примечательно. Проблема в том, что «ошибка» обнаружилась уже после того, как художник, полностью собрав разрешительные документы и уверенный в законности своих намерений, построил дом. На спорной площади находится как раз главная опорная стена. Потому, кстати, Алуштинский горсуд ещё в 2012 году констатировал, что требование Чабанова устранить препятствие в пользовании участком в 1,5 квадрата путём сноса невозможно. Исполнение судебного решения невозможно без повреждения здания. Тем не менее сосед из категории депортированных стоит на своём: освободить его полтора квадратных метра для пользования. Откуда растут ноги в этой мутной истории, предельно ясно, если заглянуть в список чиновников мэрии. Начальником отдела по вопросам межнациональных отношений в алуштинской мэрии числится Умар Чабанов, по слухам, родственник упомянутого Чабанова. Их потуги можно понять: если договор аренды Фурсовых признают недействительным, их единственное жильё автоматически станет самостроем, а участок — самозахватом со всеми вытекающими отсюда последствиями. Самое интересное, что у обиженного Чабанова, поговаривают, достаточно жилья. По слухам, в Симферополе у него квартира, за которую он судится, в Алуште — 98 квадратных метров в общежитии, где прописаны его дочь и внуки, и дополнительно он вроде как получает участок под гараж. К тому же он стоит в очереди ещё на одну квартиру. Инга Фурсова, дочь художника Владимира Фурсова:
«Мы столько прошли судов за 16 лет! При этом ни работники исполкома, ни архитектура, ни земельный кадастр, ни прочие чиновники, связанные с землёй, по нашему делу на суд ни разу не явились. Я ничего не прошу, ни прописки, потому что нам негде больше жить, ни помощи. Суть в том, что исполком сделал ошибку в документах, называет наше строение самостроем, при этом официально свою ошибку не признаёт. Я обращалась в опекунский совет, знаете, что мне сказали? „Ты рожала детей, сама их и защищай“. К кому мы ни обращаемся, говорят: ну вы же хотели в Российскую Федерацию...»
Теперь сосед, выживая Фурсовых, обратился к правоохранителям, обвиняя Ингу в избиении. Только тот факт, что она на момент конфликта была на восьмом месяце беременности, не указывает. Сосед шантажирует мать двоих детей уголовным сроком. Владимир Фурсов, художник, скульптор:
«И жена, и я по 25 лет отработали на скорой помощи. Естественно, мы пошли в больницу, подняли записи, в журнале никаких записей нет. Наш адвокат дал запрос в больницу, ему, знаете, что ответили? «Это врачебная тайна»! При этом вся наша информация уплывает, потому что родственник Чабанова работает в горадминистрации. В результате приезжает к нам сотрудник кадастра и выписывает штраф за «самострой».
С одной стороны, Фурсовы, сами того не желая, организовали себе ловушку — остались без жилья, ютятся с маленькими детьми в здании, которое хоть и обустроено, но пока не имеет статуса жилья. Они действовали в соответствии с официальными документами, выданными чиновниками, которые теперь от них же и отказываются. Как известно, ни один самозахват или самострой депортированных в Крыму чиновники и пальцем не тронули. Почему же в отношении имущества семьи Фурсовых выносится такое решение? И хотя в 2012 году Алуштинский суд констатировал, что снос стены приведёт к уничтожению имущества, которое не является предметом исполнения судебного решения, алуштинские приставы не оставляют попыток снести дом. Уже месяц Фурсовы пытаются остановить этот прессинг. Через суд доказывают право на отсрочку. Ведь Госсовет Крыма постановлением «Об организации исполнения на территории РК судебных решений» приостановил исполнение судебных решений (вынесенных украинскими судами) до 1 января 2017 года с целью защиты конституционных прав граждан РФ. Тем не менее постановление Госсовета РК алуштинскому отделу судебных приставов — не указ, они готовы выбросить семью с маленькими детьми зимой на улицу. Неужели и здесь сыграли роль родственные связи Чабанова? Госкомитет по Госрегистру и кадастру РК дал семье художника срок до 7 декабря 2014 года сдать необходимые документы на узаконивание «самостроя». Надеемся, правоохранителям будет интересен тот факт, что, по словам Инги Фурсовой, начальник отдела земельных отношений Алуштинской горадминистрации Екатерина Одинец попросту отказалась принимать документы. Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 307 от 28 ноября 2014 года. Автор Елена Митрофанова.