Идеология, можно ли без нее прожить

ГОСУДАРСТВО, НЕ НАПОЛНЕННОЕ ИДЕОЛОГИЕЙ, МОЖЕТ ТОЛЬКО ПРОИГРЫВАТЬ

Интервью с политологом, председателем политсовета партии "Национальный курс" Андреем Алексеевичем Коваленко. Большой и откровенный разговор о культуре, ценностях, о Западе и России, о разнице между Украиной и Белоруссией, об идеологии, нравственности, о мужчинах и женщинах.

– Давай сегодня поговорим не об экономических и политических вызовах для нашей страны, а о культурно-идеологическом суверенитете. Главной своей задачей мы ставим обретение суверенитета России, а одним из средств достижения этой цели – отмену статьи 13 п. 2 Конституции, запрещающую государственную идеологию. Почему идеология так важна для независимости нашего государства?

– Потому что идеология, как никакой институт государства, скрепляет все этажи государственной власти и делает её вертикальной. В ней находится смысл существования государства. Без идеологии государство не назвать государством. Это может быть сообщество людей, но смысл их существования им придаёт государство, оно же ставит цели и артикулирует общие ценности. Идеология формирует государство. Самая главная ахиллесова пята нашего государства это то, что после развала Советского Союза у нас до сих пор не сформулирована государственная идеология. Государства Запада, даже если у них не прописана идеология, но они примыкают к этому условному Западному миру, все равно наполнены либеральной идеологией. Помимо всего прочего у идеологии есть и вполне прикладная функция – она делает маловероятной возможность госпереворотов и захватов власти. А у нас её нет. Поэтому Россия очень уязвима. К сожалению, назвать Россию государством в полном смысле этого слова тоже нельзя. Там, где должен быть смысл, пока только пустота. Государство, которое не формирует положительной повестки некоторых горизонтов будущего, может только проигрывать. Наша страна сейчас дистанцируется от либеральной идеологии, что хорошо и правильно, но не формулирует своих собственных ценностей и целей.

– Но Россия это государство, которому не 25 лет, как утверждается в основном законе, у неё тысячелетняя история и многовековая традиция. Можно сказать, что это выработало некие условные «правила жизни», которые позволили многонациональному народу России пройти свой исторический путь, выработать уникальную культуру, вырастить многих гениев: ученых, изобретателей, философов, полководцев и людей искусства. Как получилось так, что у нас нет идеологии? Ведь наши предки знали, как жить хорошо, правильно, создавали большие семьи, рожали детей и вели хозяйство. И, кстати, построили государство, в котором мы живем. Традиционные ценности, эти «правила жизни», испокон веков уберегали народы от самоуничтожения. Актуальны ли они сейчас?

– Конечно. Традиционные ценности – это ценности по умолчанию. Они по определению являются традиционными, вечными. Да, это правила жизни, единственные которые показали свою эффективность. А вот западные ценности, то есть другие, альтернативные традиционным ценности, – это смелый эксперимент, который они пытаются внедрить повсеместно. Но, начиная с демографии и заканчивая просто внешним эстетическим видом их последователей, можно сделать вывод, что это тупиковая ветвь эволюции. Она просто закончится сама по себе. Она уже заканчивается на наших глазах. Ужасная деградация, превращающая людей в диких животных. И кто сказал, что это путь вперед? Это просто путь остывания и распада некогда цветущей европейской цивилизации. Как такое стало возможным? Победившие Соединенные Штаты Америки сказали: «Всё, Европа делает суицид». Сорос организовал революции, по этим же каналам туда пошли беженцы, и Европа, следуя своим ценностям, взводит курок и подносит пистолет. «Давай, стреляй», – и она вот-вот нажмёт курок. Это и есть западные ценности – всеобщая толерантность, размывание границ между полами, легализация извращений и атомизация общества. Целые государства на грани добровольного самоуничтожения.

– Вот смотри, ты сам сказал, что в Европе творится настоящий кошмар, но в России, которая этого всего еще не видела, распространено мнение, будто всё это неправда или это настолько несущественно, что не важно. А важно, что они хорошо живут и деньги зарабатывают. Как бы ты ответил на подобное замечание?

– Да, когда-то и тема геев была несущественной. А сейчас это мировой мейнстрим и в политике тема № 1. В первую очередь, я бы посоветовал съездить в Европу и своими глазами всё увидеть. Наших патриотов часто обвиняют, что мы, мол, ватники, сидим и ничего не знаем. Я многократно был в Европе. Люди традиционно-ориентированные, которые понимают, что значит здоровая семья, здоровое потомство, здоровое государство, приезжают оттуда в ужасе. И сами европейцы, и наши туристы в шоке от того, что там происходит. Да, социальные нормы какие-то есть, но большой симпатии у населения это не вызывает по сравнению с морально-нравственной деградацией, то есть либеральными ценностями, которые сейчас ставятся во главу. Представь, люди отдали всю свою ценностную сферу государству с либеральной идеологией, и оно взяло на себя воспитание детей. А получилось, что оно только разлагает общество. В Европе в большом количестве старики умирают в одиночестве. Если провести строгие оценки, то за этим фасадом прячутся страшные вещи – одинокие люди, разбитые семьи. Поэтому наиболее прозорливые европейцы Россию воспринимают как нечто здоровое рядом с собой. Когда я в последний раз встречался с немцами, они на фоне всего этого кризиса с беженцами (опять же вся ситуация продиктована либеральными «всечеловеческими» ценностями) сами говорят, что они не могли и представить десять лет назад, что у нас будет спокойнее, чем у них через 10-15 лет. А сейчас так и получается. Политики следуют указаниям из Вашингтона, и у них сейчас просто очаг напряженности. «У вас островок спокойствия и изобилия», - пишут мне люди, которые приезжают в Россию. «У вас здоровое экологическое питание, по сравнению с нашим», - это я слышу от европейцев, а не от наших патриотов. Поэтому надо просто съездить туда и посмотреть непредвзято. Бывает, что люди, попадая туда, и так как они уже ненавидели Россию, они продолжают себе этот образ раскручивать. И, как правило, две крайности случаются с этими людьми – меньшая часть продолжают ненавидеть Россию, то есть полностью сливаются с той пропагандой чудовищной о нас…

– Или сами становятся источником пропаганды…

– Да. Второй вариант и таких становится всё больше – это люди, которые под воздействием жизни зарубежом коренным образом меняют своё отношение к Родине. Они оставляют всё и возвращаются сюда. Вслед за Депардье и всеми остальными – наиболее понимающими иностранцами. Вот он конец цивилизации…